ХЧ. Пролог


В каждом из нас живёт ребёнок. И этот ребёнок любит задавать вопросы. Много интересных и правильных вопросов. Но мы живём в мире с его чётко налаженной Системой, которая делает всё возможное, чтобы наши дети внутри крепко спали. Она пускает в ход весь изощрённый арсенал из бытовых и не очень проблем, подменой систем ценностей, создавая многочисленные фальшивые миры-сны, из которых практически невозможно выбраться. А нам остаётся только создавать свои собственные.

Эта история не похожа ни на одну другую, так как трудно догадаться - где пролегает граница, отделяющая сновидение от яви, что в этой истории правда, а что - вымысел. Эта история о тайнах и приключениях, о волшебниках и королях, о рыцарях и драконах. Эта история о нас с вами. Но как и любой истории, ей нужен герой.

А наш герой в данный момент расположился в пассажирском кресле междугороднего автобуса Барнаул-Белокуриха.

О чём мы думаем в долгие часы ожидания? Какие мысли одолевают людей в дороге? О тех, кто нас ждёт в пункте назначения? О тех, кто провожал и остался далеко позади и, возможно, волнуется ожидая телефонного звонка? О невыключенном утюге? А о каких вещах может размышлять тринадцатилетний школьник, которому пришлось неожиданно повзрослеть, потому что его безответственному отцу вдруг наскучила его семья?

Ярослав без особого интереса провожал взглядом редкие завалившиеся дома за окном. Он вспоминал те беззаботные дни, когда родители брали его с собой на дачу. Мама не любила огороды и там они просто отдыхали без грядок и теплиц. Под вечер отец растапливал баню, мама помогала ему мариновать шашлык, а Ярику (знакомьтесь, нашего героя зовут Ярослав) поручали нанизывать мясо на шампуры. Потому что “не женское это дело”. Рано утром отец будил его на рыбалку. В садоводстве было озеро, рыбачили с берега до полудня. А уже в обед, пока рыбаки отсыпались, мама суетилась у плиты, готовя уху. “Главное бросить лавровый лист после того, как снимешь с огня!”

Дачу пришлось продать, а воспоминания о уютном деревянном домике, по крыше которого грохотали дожди, остались. А слова отца, сказанные в день ухода “Сын, ты справишься” он тоже никогда не забудет… и не простит. После предательства отца в свои тринадцать Ярослав уже прекрасно понимал, что женщины бывают коварны, великовозрастные мужчины зачастую ведут себя как дети, и что его взрослая жизнь уже началась.

Впереди короткое лето, и за эти три месяца нужно найти какую-то подработку, чтобы помочь маме тянуть лямку матери-одиночки, решившей начать жизнь с почти чистого листа. Работу в другом городе она искала наспех, поэтому на новом месте платили мало. Вроде в каком-то санатории в столовой. Работу… Раб… Женщины не должны РАБотать.

“Это только для начала, пока не освоимся, потом дела пойдут в гору.”

Ярослав понимал, что до горы дела могут дойти ещё не скоро, поэтому держался своего плана. Новая школа, конечно, может помешать, но судя по тому, что рассказывали взрослые “Не то что высшее, даже начальное образование в наши времена не гарантия финансовой надёжности и стабильности”.

Перед последним поворотом, за которым открывался вид на горную гряду города-курорта, внимание мальчика привлёк коршун, зависший в четырёх-пяти метрах над землёй, видимо поймал восходящий поток воздуха и, то ли высматривал добычу внизу под обрывом, то ли просто медитировал. Яр посчитал это хорошим знаком. Читать знаки его научил дед, и часто говорил “Нет ни хороших знаков, ни плохих. Просто - знаки. А как к ним относиться, уже твоё личное дело”.

Водитель автобуса, видимо, тоже увидел свои знаки, и начал постепенно снижать скорость. Подъехали к городу.


#история #чернояриха